Георгиевская ленточка

бабочки

пятница, 20 июня 2014 г.

По осколкам памяти...

  Как быстро летят годы….
        В них целая жизнь, с ее радостями, надеждами, ожиданиями. Поколению детей, рожденному в конце 3О-х и начале 40-х годов, суждены были великие испытания. Их детство пришлось на годы Великой Отечественной войны, которая наложила отпечаток на всю их дальнейшую жизнь.
      Война страшна своей беспомощностью ко всему, особенно к детям. Они видели и ощущали ее каждый по-своему, но для всех, кто ее пережил, она - воплощение обездоленности и страдания.
     Дети и война. Казалось бы, эти два понятия несовместимы, но война была народная, и это убедило нас, участников встречи с детьми военного времени. Это наши бабушки и дедушки. Когда началась война, им было от 3-х до 7 – ми. Когда стреляют пушки, больше всего страдают дети. Самый черный день для нашей страны - 22 июня 1941 года.
Тот самый длинный день в году 
С его безоблачной погодой                                                                                      

  Нам выдал общую беду                                                                               
 На всех, на все четыре года.                                                   К. Симонов
В  воспоминаниях дети военного времени поставили перед собой задачу правдиво рассказать  о тех событиях. Сороковые роковые…     
    Одни воспоминания более подробные, другие короткие, в зависимости оттого, что сохранилось в памяти.
      Мы расскажем  только о десяти ребятах, чье  детство  совпало с  войной. Однако их судьба типична для детей военного поколения. Лишь малая часть воспоминаний, заметок и стихотворных строк, написанных теми, чье детство было опалено войной. Некоторые из них уже ушли из жизни.  Несколько судеб, несколько имен…

                    Остались в памяти лишь грохот, свист и вой
                     Кромешного пылающего ада.
                     И дети, потрясенные войной
                     Беспомощные дети..                   
  В .Михалев
  
Использованы фотографии из личного архива героев повествования и рисунки учащихся младших классов муниципального образовательного учреждения средней  общеобразовательной  школы №2 г.Михайловки.
      Сталинградская битва…Одно из самых грандиозных сражений в истории человечества. Еще одна героическая страница истории нашего государства.
       И хотя историй и  героев было огромное множество,  все меньше и меньше остается свидетелей тех кошмарных событий. Куда
то исчезают фотографии, а люди, изображенные на них, уходят из жизни...
      Создавая книгу, мы сохраняем для потомков историю нашего города времен Великой Отечественной войны.
     Дети и подростки, рискуя жизнью, оказывали помощь взрослым. Они помогали им  переоборудовать школы под военные госпитали, разгружали машины  с медикаментами, дежурили на улицах, копали окопы вместе с женщинами, строили блиндажи.
Мы быстро подрастали как грибы,
     Но только под свинцовыми дождями..
                                             Л.Киселев
      22 июня 1941 года мирный труд и спокойная жизнь михайловцев, как и всего советского народа, были нарушены вероломным нападением  немецко -  фашистских захватчиков. Почти четыре года вся жизнь была подчинена одному призыву «Все для фронта, все для   Победы!»
Горелов Т.Г.
школа №2
      Уже в первые месяцы войны, в рабочий поселок стали прибывать эшелоны с эвакуированными из Ленинграда, Москвы, Киева, Харькова. Их устраивали в общежитиях и на частных квартирах, обеспечивали работой и продовольственными карточками.
Многие школы с приближением фронта были заняты под военные госпитали. Не стала исключением и наша родная школа № 2. 
Эвакогоспиталь 32- 45  возглавил  замечательный врач, хирург Тимофей
Георгиевич  Горелов.   
                               Дожить до победы.
Вспоминает Орехов Алексей  Григорьевич:
«22 июня в 5 часов вечера на площади у памятника В. И. Ленину, что сейчас рядом со зданием районной администрации, собрался митинг, на нем была моя мама. Придя, домой, она рассказала, что очень много девушек и юношей записались после митинга добровольцами на фронт. Мы были уверены, что война скоро кончится, враг будет разбит, победа будет за нами. Мальчишки хотели быть летчиками, танкистами, моряками. Часто бегали на железнодорожную станцию смотреть, как везли на север танки, а обратно везли раненых.                                                              
  Иной раз мама давала молока, и мы поили раненых, а они угощали нас кусочками сахара. Когда в школе № 2 был оборудован госпиталь, мы дети, ходили туда, кормили раненых, которые, превозмогая боль, улыбались нам, возможно, вспоминая своих детей»..                                                              ….« Я из тех детей, которые помогали раненым, лежащим на лечении в госпитале школы №2 и педучилища. Нам, детям, приходившим в госпиталь, было жаль бойцов. Некоторые были перебинтованы все, не видно глаз. Зима была холодная, а я в рваных ботинках. Это увидела одна нянечка, из подсобки она  принесла обгоревшие валенки 44 размера и сказала: «Носи их, сынок, хозяину они уже не потребуются.» Валенки были очень большие, но все мальчишки завидовали тому, что у меня фронтовая обувь. Снега было  так много, что приходилось  ходить как по туннелям.»
… «Однажды я потерял  или у меня украли талоны на ужин  для   моих раненых, я плакал и пришел просить прощение  в палату, но  они даже не поругали меня: «Просто приходи к нам, - сказали раненые, - и нам уже от этого легче».
Вспоминает  Козловский Михаил Григорьевич:
   «Родился в 1930 году 6 мая. В школу пошел с 8 лет.  До школы умел писать, читать и на счетах считать. В 1941 году закончил З класса с хорошими и отличными отметками.
22 июня объявили, что началась война. На восходе солнышка сквозь сон, я услышал плачь мамы и быстро выбежал на улицу. Во дворе стояли люди и плакали. В это время к дому подъехала тачанка, запряженная парой лошадей. Ко мне подошел старший брат отца, прижал к себе и говорит: «Не плачь, папка завтра приедет». Вот так я в последний раз, со слезами, видел своего отца. Его забрали в день объявления войны.
Остались мы: мама, я, брат и сестренка. Я самый старший.
  Стала моя жизнь тяжелой. Мама работала, возила почту на лошадях. Расстояние большое 25 километров. На работу у нее уходило много времени, почти весь день. А на мне были все домашние дела. Брат на 5 лет моложе меня, а сестренка на 9 лет. И все на мне. Всех взрослых мужчин забрали на войну, а женщин многих забирали рыть окопы и рвы. Нам, детям,  говорили, что едут к Волге.                                          
Зимы были суровые, заносило сараи, маленькие хатенки. Видны лишь сугробы снега. Мы ходили друг другу помогать, отрываться от снега.
   Нам всем было очень тяжело. Кормили скотину, у кого какая была. Весной помогали  засыпать зерно в сеялки. Нам дедушки говорили: «Если  не посеем, то нечего будет есть».
 В колхозе еще много было овец. Вот мне и моему другу сказали: «Идите к деду Роману и слушайте его». Так мы вместе с дедом пасли овец до того времени, как началась уборка урожая, начался сенокос. Зерно от комбайнов возили на быках, на лошадях, разгружали, что привезли тоже сами. Меня послали погонщиком. Это запряженные три лошади, и я должен ими управлять. Сено высохло. Возили его на быках, на лошадях к месту зимовки скота.   Вставали очень рано, а ложились поздно.
Один раз я управлял лошадьми, ехал за сеном и уснул. А лошади пошли к пруду воду пить. Напились и, выходя из воды, круто повернули арбу, она перевернулась. Приехали женщины вытаскивать арбу из грязи, а  бригадир меня высек кнутом. У меня дней 10 или больше были спина и  ноги  в синих полосках. Пришел домой, мама увидела, что у меня рубашка на спине в крови, заплакала. Я ей все рассказал, но на работу опять мама проводила меня утром  и наказ дала, чтобы слушался…»
… «Случаев было и хороших и плохих много.
 В  1943 году заболела сестренка, простыла. Врачей не было, и лекарства тоже. Мама поехала за почтой,  а приехала – в доме  слезы у меня на руках умерла сестренка. Брат лежал без сознания. Говорили, что у него болезнь от мышей. Вот так моя учеба в школе пошла в плохую сторону.
  Работать приходилось везде. Что заставляли,  то и делали, а кушать почти нечего. На хуторе у нас были пухлые люди оттого, что им нечего было просто кушать. В конце этого года пришли  нам извещения. Погибли папа и три дяди -  мамины братья. Мама от расстройства заболела, Мне пришлось бросить школу. Я стал на мамином  месте работать. В июле мама поправилась,  я был очень – очень рад этому.
   Война оставила в моей душе очень тяжелую рану. Память моя держит много воспоминаний, которые меня очень тревожат и расстраивают и  поныне».
Детство без детства.
Воспоминания  Чистяковой (Кузнецовой) Надежды  Дмитриевны:
 Помнит о тяжелых днях войны. Ее рассказ взволновал нас. Детская память удержала много деталей, которые остались на всю жизнь. Она помнит свои военные игрушки, сшитые из тряпок и старой шинели, как посла козу, которая была кормилицей для всей семьи.
«Когда началась война, мне было 5 лет. Я еще тогда плохо понимала, что это такое. А вот когда немцы стали бомбить  железную дорогу и близлежащие дома, когда гул от их самолетов приводил в ужас всех людей, которые бежали кто куда, тогда даже мы – дети поняли: война – это смерть. А бомбили Михайловку  ежедневно. Осколки от бомб летели так далеко, что одну женщину ранило у меня на глазах.  Мы спасались от бомбежек  в подвалах, но когда наступало затишье – все равно бежали купаться на Деревенское озеро.   Помню,  у меня были хорошие сандалии, и когда прилетели  самолеты и начали  сбрасывать бомбы, мы  все бросились бежать, и я забыла про сандалии, оставила их на берегу озера. Когда бомбежка закончилась, я вернулась, но их уже там не было. Как мне было их жаль,  да еще бабушка очень меня ругала. Трудно было и страшно!»
…«После войны жизнь постепенно налаживалась. В школу пошла, когда было почти 9 лет. После окончания 7 классов поступила в педучилище, а, закончив его, пришла работать во вторую школу. Проработала 39,5 лет»
   Чистякова Надежда Дмитриевна умерла в 2005 году. Но в памяти учителей, учеников нашей школы она осталась навсегда веселым и добрым человеком. Надежда Дмитриевна – еще одна страница истории нашей школы.
Мое  такое  далекое близкое детство.                                              Воспоминания Германовой Людмилы Алексеевны.
Мы видим снимок, сделанный 25 июня 1941 года. Это дорогая реликвия. Внимательно всмотритесь в эти лица. Это единственная фотография, где вся семья вместе. Здесь Людмила Алексеевна со своим папой. Больше она его не увидит. Война.. .Она отняла не только детство, но и такого близкого родного человека отца. А на снимке они все рядом: маленькая Людочка  вместе с папой и мамой, девочке нет еще и года. Она еще не понимает, какое страшное горе обрушилось на нашу страну, не знает, почему так серьезны ее родители, чем вызвано их волнение.
Возможно,
мама и папа, зная все сложность сложившей ситуации, и, опасаясь за жизнь таких близких и дорогих людей, решили сделать этот снимок.
Вот фотография отца и мамы-
Все рядом  мы..
Но вот каким он был
не помню я.                                                                                       
Об этом знала только  мама,                                                                                            
А я тогда была мала:                                                                                                 
Об этом  помнить не могла.
А он был взрослый, понимал,
Что может нас и не увидеть,
Уйдя на фронт, нас защищать
И счастье мирной жизни...
Каким он был!? Был дорогим,
Таким любимым и желанным...
Зачем война ты отняла.
Оставила меня без папы?!                                                                                       Не видел он, как я росла,                                                                                                
Как в школу первый раз пошла,                                                                                Как научилась я читать,                                                                                            
Науки в жизни постигать.                                                                                  Не знал он сколько лет подряд                                                                                         
Учила в школе я ребят…                                                                                               
Об этом он не мог узнать,                                                                                              
Ему могла лишь рассказать -                                                               
Ведь  добрые его глаза                                                                                              Все также с фото смотрят на меня.  Марчукова Александра, февраль 2010.        
«Мои воспоминания очень обрывочные.  Осталось в  памяти о тех страшных днях войны  только воспоминания о том, что был   сильный голод. Мама  - учительница учила своих учеников за большим круглым столом. Было очень холодно, и тогда мама сажала их тесно друг с другом, чтобы было теплее, а меня между ними Хорошо помню, что нашей кормилице была коза. Очень хорошо помню  9 мая 1945 года. Все женщины, старики и мы – дети собрались на улице. Что - то бурно обсуждали, плакали, кто – то читал письма с фронта.  Затем в доме собрались учителя, коллеги мамы принесли припасы, оставшиеся с зимы: муку, сухофрукты и помню даже курага. Испекли пирог, напекли картошку. Пили чай с мятой, пели песни и танцевали под патефон.  Вкус этого пирога и картошки я помню всю жизнь. 
Мой папа не вернулся с войны, но мама и бабушка всегда вспоминали о нем, как о живом, много рассказывали о нем, решая хозяйственный вопрос, советовались с ним «Чтобы сказал  Алеша? Как бы он поступил?»
    Возможно, это коренным образом повлияло на дальнейшую судьбу Людмилы Алексеевны, которая тоже выбрала профессию, как и мама, посвятив себя школе. Только в школе № 2 она проработала учителем иностранного языка 40 лет. Сколько клубов, любительских объединений, изучающих немецкий и английский языки, было создано в эти годы. Поездки за границу, встречи с КИДами, объединяющих учащихся других стран, совместные конференции многие, теперь уже бывшие, ученики школы 2 вспоминают это  до сих пор.

Людмила Алексеевна  до сих пор не забывает школу, да и школа не забывает ее. Каждый ученик и выпускник школы знает, что 1 сентября – это не только день знаний, но и день рождения Людмилы Алексеевны. Это еще одна страница истории нашей школы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

соответствующие Должности Плагин для WordPress, Blogger...