Георгиевская ленточка

бабочки

пятница, 10 августа 2012 г.


Что может быть важней улыбки?
Ведь все мы в глубине души
Прощаем людям их ошибки,
Когда в улыбке нету лжи.

Улыбка очень многогранна –
Она целитель, друг, палач…
Улыбкой покоряют страны
И ей же прерывают плач.

Улыбка может быть и грозной,
Коварной, дерзкой, волевой,
Задумчивой, печальной, звездной…
Улыбка может быть любой.

Кукольный дом, искусственный свет,
В кукольной жизни беспечно веселой
Кофе на завтрак, чай на обед,
Что знают куклы о жизни тяжелой?

Кукольный взгляд из под кукольных век
Жизнь как игра без сюжета и правил
Кукла - игрушка, не человек
Ты ее взял, поиграл и оставил 

Кукла не знает что значит любовь
В кукольном сердце нет места для боли
К ней возвращаешься ты вновь и вновь
Она хороша в своей кукольной роли

Кукольный дом, искусственный свет
В кукольной жизни беспечно веселой
Кофе на завтрак, чай на обед,
Все знают куклы о жизни тяжелой.



Носите на руках детей! 
Ведь этот миг не долго длится 
И он уже не повториться. 
Они становятся взрослей. 
Носите на руках детей! 
Им это очень, очень важно, 
В объятьях им тепло, не страшно 
В период самых первых дней. 
Носите на руках детей! 
Дарите так любовь друг другу 
И чувства не губите. Грубость 
Лишь сделает сердца черствей. 
Носите на руках детей! 
Избаловать любовью сложно, 
И мнение об этом ложно 
Носите на руках! Смелей! 
Носите на руках детей! 
Пока вы им нужны как воздух, 
Пока еще не стало поздно, 
Любите всей душой своей!



четверг, 9 августа 2012 г.


В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка 
Он был построен в какой-то там –надцатый век. 
Рядом жила ослепительно-черная Кошка 
Кошка, которую очень любил Человек. 

Нет, не друзья. Кошка просто его замечала –. 
Чуточку щурилась, будто смотрела на свет 
Сердце стучало… Ах, как ее сердце мурчало! 
Если, при встрече, он тихо шептал ей: «Привет» 

Нет, не друзья. Кошка просто ему позволяла 
Гладить себя. На колени садилась сама. 
В парке однажды она с Человеком гуляла 
Он вдруг упал. Ну а Кошка сошла вдруг с ума. 

Выла соседка, сирена… Неслась неотложка. 
Что же такое творилось у всех в голове? 
Кошка молчала. Она не была его кошкой. 
Просто так вышло, что… то был ее Человек. 

Кошка ждала. Не спала, не пила и не ела. 
Кротко ждала, когда в окнах появится свет. 
Просто сидела. И даже слегка поседела. 
Он ведь вернется, и тихо шепнет ей: «Привет» 

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка 
Минус семь жизней. И минус еще один век. 
Он улыбнулся: «Ты правда ждала меня, Кошка?» 
«Кошки не ждут…Глупый, глупый ты мой Человек»




Чужая боль, дворняга грязная, 
Не трогай детка, а вдруг заразная!
Не гладь - испачкаешь ладошки, 
Зачем, иди другой дорожкой!

А детка, подрастая, знает:
Так проще - жить не замечая.
К чему тащить чужую ношу?!
Делить беду? Придумал тоже!

Сам разбирай! Не мне же больно!
С меня своих проблем довольно!

И так и дальше...Жить в покое, 
Делить все на свое и на чужое...
Чужую боль в упор не замечают, 
Забыв одно: бездушья не прощают...




В жизни может многое забыться, 
Но стереть всю память не дано, 
Потому наверное мне снится 
Запах снега детства моего. 


Отчего так предан Пес,

И в любви своей бескраен?

Но в глазах всегда вопрос,

Любит ли его хозяин.


Оттого, что кто-то сек,
Оттого, что в прошлом клетка!
Оттого, что человек
Предавал его нередко.

Я по улицам брожу,
Людям вглядываюсь в лица,
Я теперь за всем слежу,
Чтоб, как Пес, не ошибиться.

                                                            Валентин Гафт

Если Вам понравилось стихотворение замечательного  любимого всеми актера Валентина Гафта  и близко его творчество см. также  http://biblioparus.blogspot.ru/2013/12/blog-post_3486.html#more    и   http://biblioparus.blogspot.ru/2013/12/blog-post_3788.html#more
Стихотворение Гафта «Я строю мысленно мосты» идеально легло в ткань картины "Елки - 3" , заставляя задуматься о том, что того, что нас объединяет, в мире все-таки больше, чем того, что разъединяет. И верить, что «бумеранг добра» обязательно вернется к тому, кто его запустил.  


Жизнь - Театр

среда, 8 августа 2012 г.


Царица-гусеница


- Смотри! Смотри, какая раскрасавица! -
Мальчишка смотрит радостно на мать. -
Царица-гусеница! Правда, нравится?
Давай ее кормить и охранять!

И вправду, будто древняя царица,
Таинственным сказаниям сродни,
На краснобоком яблоке в тени
Сияла золотая гусеница.

Но женщина воскликнула: - Пустое! -
И засмеялась: - Ах ты, мой сверчок!
Готов везде оберегать живое.
Да это же вредитель, дурачок!

В четыре года надо быть мужчиной!
Соображай. Ты видишь: вот сюда
Она вползет, попортит сердцевину,
И яблоко - хоть выброси тогда!

Нет, нам с тобой такое не годится.
Сейчас мы глянем, что ты за герой. -
Она стряхнула с ветки гусеницу:
- А ну-ка, размозжи ее ногой!

И мальчик, мину напускал злую
И подавляя втайне тошноту,
Шагнул ногой на теплую, живую
Жемчужно-золотую красоту...

- Вот это славно! Умница, хвалю! -
И тот, стремясь покончить с добротою,
Вскричал со зверски поднятой ногою;
- Кидай еще! Другую раздавлю!

Мать с древних пор на свете против зла.
Но как же этой непонятно было,
Что сердцевину яблока спасла,
А вот в мальчишке что-то загубила...

Эдуард Асадов





       Лежу на лугу
                               Средь каких-то цветов златоглавых.
                               Щавелевый стебель
                               Сжимает забыто рука.
                               Касаются неба
                               Тончайшие длинные травы,
                               Кудлатому облаку
                               Нежно щекочут бока.
                               И божья коровка
                               На лоб мой легко приземлится.
                               И спустится с неба
                               По стебельку муравей.
                               Как будто бы там,
                               В голубой и высокой столице,
                               Им отдан приказ
                               Попроведать сегодня людей.

                               А эти цветы –
                               Поплавками им по небу плавать.
                               В том недостижимом
                               И недостоверном краю.
                               Но с неба стекают
                               Тончайшие длинные травы
                               И нежно щекочут
                               Пригретую щеку мою.

Галина Безрукова

                           


Скрипнула шальная половица –
Раньше не скрипела никогда.
Он вошел и попросил напиться.
Вкусная была у нас вода.

Поднесла ему я полный ковшик
Из ведра, прикрытого в углу.
Шуганула с лавки сытых кошек,
Пригласила к нашему столу.

Опорожнил ковшик. Глянул с лаской.
«Хороша, хозяюшка, вода».
И чего я залилася краской?
Раньше не краснела никогда.

Я сказала: «Оставайтесь, право.
Вон какая темень на дворе.
Постелю вам в комнате направо,
Встанете пораньше на заре».

Но в ответ прохожий белокурый:
«Нет, пойду. Темно – да не беда…»
И чего я разревелась, дура?
Раньше не ревела никогда.

                                                  Галина Безрукова


          

Веревка от березы до осины.
Полощутся пеленки на ветру.
И я на руки бережно беру
Красивого зареванного сына.

В цветные набегающие волны,
В безбрежные цветы мы с ним идем.
И даже если встретимся с дождем,
То все равно останемся довольны.

Веревка от березы до осины.
Полощутся пеленки на ветру.
…Я каждой ночью на руки беру
Красивого несбывшегося сына.

                                                         Галина Безрукова

              

соответствующие Должности Плагин для WordPress, Blogger...